gregorkon.wordpress.com (gregorko) wrote,
gregorkon.wordpress.com
gregorko

Categories:

"Три толстяка" - очень печальная сказка. Сказки пишут несчастные люди


Ее читают, ею зачитываются, по ней ставят спектакли и снимают кинофильмы. С замиранием сердца каждый раз мы переживаем историю девочки по имени Суок и ее куклы-двойника. Но мало кто знает, что странное имя Суок на самом деле - фамилия реальной женщины, которую автор сказки, Юрий Карлович Олеша, любил всю жизнь.


Юрий Олеша и Всеволод Мейерхольд.

Жильцы дома на Новосельской улице в старой Одессе целую неделю могли видеть невысокого полноватого молодого человека с букетом цветов. “Ну ясно, шо у кого-то из сестричек Суок появился новый поклонник. А шо таки удивительного? Это ж не девушки, а ангелочки! Повезло же учителю музыки, чеху Густаву Суоку иметь трех таких справных дочек! Серьезная старшая Лида, средняя мечтательница Оля и младшая резвушка-хохотушка Симочка, конечно, составят счастье родителей...”
Но пока соседи судачили и желали сестрам Суок богатых женихов, они познакомились с нищими поэтами Эдуардом Багрицким, Юрием Олешей и Валентином Катаевым. И Юра влюбился в младшую Симу с первого взгляда. Это он ежедневно дежурил у подъезда, потому что не мог прожить без очаровательницы ни дня. Ей было 16 лет, ему - 20.
Через месяц они стали жить в гражданском браке. А вскоре и Эдуард Багрицкий женился на Лидии. Средняя, Ольга, была влюблена в Юрия, но принуждена была осторожно отойти в сторону. Симу все баловали - и поклонники, и сестры...


Сестры Суок. Слева направо: Лидия, Серафима, Ольга.

А Юра совершенно потерял голову. Он был безмерно счастлив, и даже то, что Симочка не обделяла вниманием многих (а она неизменно притягивала к себе мужские взгляды и сердца), не могло разрушить его счастья. Ну, нравится она еще кому-то - так ведь Сима не может не нравиться!
Из-за Серафимы Юрий навсегда поссорился с отцом и матерью: он отказался уехать с семьей на историческую родину в Польшу: Симочка не поехала бы... Закрученный-заверченный ею, Юра даже не выполнил последнюю просьбу мамы - навещать могилу сестры Ванды, умершей перед самым отъездом. Так и затерялась эта могила - вина перед Вандой будет мучить его много лет. Все, все отдал Юрий ради того, чтобы только быть рядом с Симой...
А Симочка, смеясь и дурачась, могла на несколько дней уйти к другому поклоннику - как Манон Леско, вроде бы в шутку, но на самом деле вполне всерьез. Олеша и Катаев возвращали ее домой, она осыпала мужа поцелуями и клялась в любви. Нечего и говорить, что Юрий прощал все. Но сберечь свое счастье - не смог.



Через два года Сима ушла от него к поэту Владимиру Нарбуту, человеку гораздо старше себя. Одесситам Нарбут внушал мистический ужас: хромой, с отрубленной кистью руки, суровый, малоразговорчивый... Чем он поразил Серафиму? Сестры лишь ахали, а для Олеши это был сокрушительный удар. Он бросился в Москву, попытался возвратить любимую женщину, но Нарбут предупредил обоих: если Сима уйдет - он застрелится.
И Юрий отступил. Но в этот черный для себя год написал сказку про девочку Суок...
Время, говорят, лечит. Юрий Олеша думал так же, хотел думать. В дневнике у себя он записал: “И от сестры и до сестры замкнулась жизнь волшебным кругом...” - и женился на Ольге Суок. Через пять лет в очередном издании “Трех толстяков” он напишет посвящение именно ей. Наивная попытка спрятать ту любовь - яркую и мучительную! - не обманула ни Ольгу, ни его самого.
Потом погиб Нарбут. Но Олеша не мечтал о счастье: Серафима не любила его. Она стала работать секретарем у писателя Виктора Шкловского и вскоре вышла за него замуж.
Жизни Юрия и Серафимы шли по-родственному рядом, не пересекаясь. Вернее, это ее жизнь шла. Его - влачилась, А потом Олеша умер. Ему не было и шестидесяти.
В этом семейном генеалогическом древе не осталось новых ветвей. Юрий и Серафима были бездетны, у Ольги единственный сын (не от Олеши) в 17 лет выбросился из окна, двадцатилетним погиб сын Лидии.


И это тоже судьба, что не осталось родных людей, что некого спрашивать о них. Но все-таки живой свидетель жизни Серафимы Суок нашелся - бывший петербургский литератор Мария Кулькова. Кулькова с секстами была хорошо знакома и многое поведала о них в своем интервью.
- Вы не раз бывали в доме Шкловских в Переделкине. Какое впечатление сложилось у вас о Серафиме Густавовне?
- Довольно противоречивое. Первого визита по литературным делам мне пришлось добиваться очень долго, два года! Она брала трубку и на мои робкие просьбы позвать Виктора Борисовича отчеканивала: “Он занят”. Дальше следовал почти оскорбительный допрос - кто, зачем, почему. Я не выдерживала и стушевывалась, а потом долго приходила в себя. Следующие звонки начинались как бы с нуля - точно не было предыдущих - и оканчивались так же, то есть никак. Меня предупреждали, что Серафима Шкловская держит в ежовых рукавицах не только мужа, но и всех, кто переступает порог их дома.
- Ее называли железной леди. Она оправдывала это имя?
- В высшей степени. Говорят, она заплакала при свидетелях лишь раз, когда прочла воспоминания Валентина Катаева “Алмазный мой венец” - ведь там была рассказана история их любви с Юрием Олешей, а сама Серафима выглядела не лучшим образом, Катаев показал ее большой ветреницей.
- Говорят, она была самой красивой из трех сестер...
- Такой и осталась, несмотря на годы. Есть тип женщин, которые как бы освещены изнутри умом, веселым нравом и особым шармом. Фотография этого совершенно не передает! А в жизни она была очень привлекательна для мужчин. Что называется, сексапильна. А в разговоре - просто блистательна.

Владимир Норбут, Лидия Суок и Эдуард Багрицкий, Виктор Шкловский.

- На вашей памяти она когда-нибудь вспоминала о Юрии Олеше?
- Очень редко. Помню, однажды мы сидели вдвоем на террасе, был чудесный весенний день. Цвела сирень. И Серафима Густавовна вдруг сказала: “А в Одессе сейчас цветет абрикос, вишня... Какая я была счастливая в семнадцать лет... Как любил меня Юра!” Тогда со времени смерти Олеши прошло больше 15 лет.
- Последние годы жизни Юрий Олеша ничего не писал и много пил...
- По сути, стал алкоголиком. Он сломался после любовной неудачи, оттого, что жизнь не удалась. И писать ничего не мог, топил жизнь в вине. Ольга Густавовна его очень любила, но что она могла поделать? Тем более что была немножко не от мира сего. Она не мешала. Каждый день он ходил, как на работу, в ресторан “Националь” и ждал угощения от друзей и знакомых. Угощали, кстати, его охотно, он был блестящим остроумцем, и, конечно, с ним было интересно скоротать вечер.
- Как вы думаете, почему Серафима ушла от него?
- Она была зеленой девчонкой! А он - он ведь был очень маленького роста, склонным к полноте. А тут появился Нарбут - много старше, солидный, с хорошей работой и хорошим денежным окладом. А может, чем-то и другим, в чисто сексуальном плане был опытнее Юрия...
- Почему он сделал предложение Ольге?
- Она жалела его, а потом она все-таки тоже Суок! Хотя - совсем другая. Тихая, мягкая, мечтательница. Не то что Серафима - огонь! Говорят, он любил и Ольгу. Конечно, это правда, но с Серафимой он был счастлив, а без нее даже с новой любовью все равно оставался несчастным.



- Все, что он мог сделать - дать имя Суок девочке, которая умела любить?
- И изобрести куклу, которая была точной копией девочки, но - копией бездушной. Мне всегда казалось, что Фрейд бы заинтересовался этой ситуацией. Но это еще не все. К сожалению, Олеша известен только как автор сказки “Три толстяка”. Его единственный роман “Зависть” читали немногие. А там опять выведен любовный треугольник - он сам, Сима и счастливый соперник Нарбут... Тут даже Фрейд ни к чему - все как на ладони. Эта любовь преследовала его всю жизнь. Что понимали даже бывшие друзья - Катаев, например, прямо называет его ушибленным прошлой любовью. Со второй сестрой он прошел жизнь до конца. И все равно как-то написал ей в письме: “Не обижай Симу, вы обе - две половины моей души”. Серафиму он не мог забыть никогда.
- Как вы думаете, Серафима его не жалела?
- Этого мы не узнаем теперь, но давайте рассуждать логически. Часто ли мы жалеем тех, кого не любим?
- Ну да...
- Вот именно - с нелюбимыми все жестоки, и женщины, и мужчины. Как сказала Цветаева: “Отцеловал - колесовать!” Вот о Владимире Нарбуте, своем втором муже, Серафима Густавовна вспоминала. Она берегла часть его архива. Потом у них сгорела дача и какие-то бумаги погибли. По-моему, только один портфель спасли. Она страшно переживала. Я думаю, что она очень любила Владимира Нарбута, несмотря на то что он был инвалидом.
А Юрий Олеша, конечно, всю жизнь любил Симу Суок. И в замечательной сказке “Три толстяка” зашифрована она, а не Ольга. И есть там еще одно зашифрованное имя: преданный друг Суок - гимнаст Тибул. Прочтите наоборот. Получится - любит...
- А что со старшей Суок?
- Лидия с Эдуардом Багрицким тоже переехали в Москву. Жизнь у нее получилось тяжелой. Он был красив, талантлив, но смертельно болен. В 39 лет его задушила астма. Лидия с сыном Севой остались одни. В это время беда грянула над головой красавицы Симы - ее мужа Владимира Нарбута арестовали. Лидия, жалея сестру, пошла навести о нем справки в приемную КГБ и прямиком оттуда отправилась на этап. Вся ее вина была в том, что после трех часов томления в очереди, когда из дверей выходили заплаканные, подавленные люди, у нее случилась истерика. Из боковой двери вышел какой-то чин, вежливо пригласил ее войти - и она вернулась домой только через восемь лет.
взято с http://cocteil.blogspot.ru/2013/03/blog-post_2599.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments